Максим Степанов: «Соответствовать человеку такого масштаба, каким был мой отец, очень непросто»

Изменение цен на квартиры
6 Февраля 2019

«Человеческий фактор». Почему из множества кооперативов конца восьмидесятых испытание временем прошёл только «Монолит»?

Вообще, Максим Степанов не любит «светиться в прессе» — только брифинги и только по вопросам, которые касаются производственной деятельности. Но нам удалось невозможное. Год назад мы «раскрутили» Максима Степанова на большое интервью,.. которое не вышло в эфир.

«Всё так. Но слишком много здесь меня. Как–то нескромно это. Давайте воздержимся от публикации», — вынес вердикт Степанов.

Но сейчас, говоря о юбилее «Монолита», мы посчитали уместным опубликовать фрагменты той нашей беседы. Те, которые касаются его отца, Александра Петровича Степанова, человека действительно легендарного.

В ноябре 2018 года компания «Монолит» отметила свое тридцатилетие. Мы отдали номинацию «Юбилей года» именно этому предприятию, хотя бы уже потому, что из множества появившихся на Смоленщине в конце 80–х кооперативов испытание временем прошел только «Монолит».

— Максим Александрович, вашему отцу удалось вписать своё имя в историю города Смоленска. В самые сложные годы он смог превратить едва сводящее концы с концами предприятие (в 1988 году Смоленскпромстрой, на базе которого был создан «Монолит», как и вся советская промышленность, «шёл ко дну») в конкурентоспособное современное производство. Вообще, тридцатилетняя история «Монолита» — это фантастика! Не менее впечатляет история строительства «Соловьиной рощи». Чтобы в Смоленске появился новый микрорайон, потребовалось 17 лет. Не знаю, много это, или мало (учитывая, что построен он был, что называется, «в чистом поле» — не было здесь никаких коммуникаций, никаких «инвестиционных площадок» с подготовленной инфраструктурой). Сейчас вы продолжаете дело отца. Сложно соответствовать? Кстати, Максим Александрович, а вас относили к «золотой молодежи»?

— Нет, что вы! Отец, при всех его возможностях, очень не хотел, чтобы мы с сестрой выросли избалованными. И мы ему очень благодарны за это. У меня, например, была одна куртка на несколько лет (покупали «на вырост», как во многих семьях в те времена). Повторю, возможности были, но у нас в семье даже мысли не допускалось о том, чтобы дети могли хвастаться перед сверстниками чем–то «особенным». Да он и сам был таким, и себе многое не позволял.

Вот вам пример. Когда «Монолит» имел уже двадцатилетнюю успешную историю (отцу тогда было 50 лет), он всё еще ездил на старенькой «Волге». Коллеги и друзья посмеивались: «Что ты до сих пор ездишь на «Волге»?! Ты можешь себе позволить ежегодно иномарки менять!» Но, понимаете, отец о себе думал в последнюю очередь. И его пример был всегда у нас перед глазами. Мы до 2001 года жили в обычной квартире. Это при том, что «Монолит» не игрушки шил, а производил стройматериалы. Чтобы отец, наконец, в 2001 году построил дом, Шкадову Александру Ивановичу пришлось в буквальном смысле его «брать измором» (они дружили).

— Как ваша мама реагировала на то, что Александр Петрович долгое время был «сапожником без сапог»? Не «пилила»?

— У них с отцом в этом плане было полное взаимопонимание. Конечно, мы были сыты, мы были одеты, но никаких «тепличных условий» он для нас не создавал. И, думаю, делал это сознательно. Он считал, что иногда даже лучше «перегнуть палку», чтобы из детей вышел толк. Когда мне было четыре года, он купил обычный дом в деревне (русская печка, одна большая комната, дому на тот момент 40 лет было). Он это сделал для того, чтобы приучать нас с сестрой к труду, чтобы мы понимали, что буханки хлеба не на деревьях растут.

Мы каждые выходные ездили в деревню, и не скажу, что мне это нравилось. Конечно, мне хотелось поиграть с друзьями, погонять в футбол… Я сейчас планирую такую воспитательную меру к своим детям применить. Понимаю, что это непросто. Потому что надо где–то «наступить» на чувства родительской любви и желания баловать (а оно, наверное, есть у каждого родителя), надо проявить жесткость… это непросто.


stepanov-kadr.jpg

— А когда вы поняли, что будете продолжать дело отца? Как–то говорилось в семье, мол, смотри, потом тебе всем этим большим хозяйством управлять придется, ты должен стать моим преемником, и т.д.?

— Никогда подобных разговоров не было. Планировал ли отец заранее, что я стану его «преемником», мне трудно судить. Он был очень мудрым человеком, но не имел привычки делиться своими планами на дальнюю перспективу. Он никогда не объяснял «почему», просто говорил: ты должен поступить так–то. И для меня это был закон. А потом, со временем, всегда становилось понятно, почему он так делал. И что он был прав…

Когда я пришел в компанию на должность заместителя директора, я отдавал себе отчет, что поначалу ко мне будут относиться как «папиному сыну». Я был внутренне готов к такому восприятию и понимал, что мне придется делом доказывать свою состоятельность. А характер мне отец закалил с раннего детства.

И я понимал, что отец имел в виду, назначая меня на эту должность: выдержишь, значит, будет из тебя толк, нет — значит, нет. Поэтому не было у меня с ним такого, чтобы «поплакаться в жилетку» после каких–то непростых ситуаций на работе. Я работал и доказывал делами. Себе и ему.

— А насколько вы с ним похожи?

— В чем–то мы разные. Например, я бы не смог повторить его подвиг 1988 года (а я считаю, что это своего рода подвиг). Я бы просто не решился в тех условиях новое предприятие строить с нуля. А когда отец задумал строить «Соловьиную рощу», его от этой затеи отговаривали все заместители.

До этого в новейшей истории России в Смоленске ни один застройщик не брался за строительст­во целого микрорайона. Отца убеждали, что это огромные риски, пугали трудностями и недоумевали: «Зачем столько денег туда вбухивать?! Давай на заводе сосредоточимся, зачем нам еще в стройку влезать?» Чиновники из города просто у виска пальцем крутили. А отец говорил: «Мы будем заниматься этим, это наше будущее». Трудности его только раззадоривали, у него в характере это — плыть против течения.

В результате отец оказался прав. В городе появился замечательный микрорайон, в котором комфортно жить. Люди знают, кто его построил, и вспоминают добрым словом.

Он своим личным примером сформировал у меня базовые ценности. И я убежден, что мы приходим в этот мир не для того, чтобы брать, а для того, чтобы отдавать.

Я твердо запомнил, как он мне в начале 2000–х сказал: «Мы держимся на плаву только потому, что всё заработанное вкладываем в развитие». И так и должно быть, этот процесс не должен останавливаться.

Всё, что мы зарабатываем, мы вкладываем в стройку, в новое оборудование, в новое производство, и так далее. Поэтому «Монолит» развивался и в сложнейшие, кризисные времена. Поэтому появилась компания «Ваш дом», учебный центр и так далее. Мы постоянно развиваемся.

Фундамент нашего предприятия зиждется на двух составляющих: постоянное развитие и бережное отношение к коллективу. У нас, кстати, нет текучки кадров. Если люди от нас уходят, они уходят не в другую компанию, а на пенсию.

Наверное, это говорит о многом.

Поэтому, возвращаясь к вашему первому вопросу: «Сложно ли соответствовать?», скажу так: да, соответствовать человеку такого масштаба, каким был мой отец, очень непросто. Но я надеюсь, я его не подвел.

текст: Светлана Савенок

solovinaya-roshha.jpg

МОНОЛИТ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

«Монолит» пережил перестройку, распад Советского Союза, непростое воссоздание новой России, «лихие 90–е», дефолт, мировые финансовые кризисы…

В настоящее время в производственном объединении работает 586 человек. Направления деятельности ПО «Монолит» чрезвычайно разнообразны. Это и производство строительных материалов, и строительство жилых микрорайонов (которым занимается компания АО «Ваш Дом»). Также в производственное объединение входят сеть продовольственных магазинов, управляющая компания, гостиница и учебный центр.

Брусчатка, произведенная «Монолитом», украшает центральные улицы Смоленска (ул. Ленина и Большая Советская), а также Ленинский проспект, набережную Москвы–реки и другие крупные объекты в столице.

Строительная компания «Ваш дом» ввела в эксплуатацию 201 тысячу квадратных метров жилья в микрорайонах «Соловьиная роща» и «Александровский квартал» в Смоленске.

Одним из наиболее значимых объектов для производственного объединения за тридцатилетнюю историю, наверное, можно считать строительство нового современного парка культуры и отдыха «Соловьиная роща». До сих пор ничего подобного в Смоленске просто не было.

Многое о предприятии говорит и тот факт, что ни одна другая смоленская компания–застройщик, кроме АО «Ваш дом» (учитывая жесткие законодательные требования к инвестору и сумму, которую он должен был вложить в строительство парка — не менее 100 миллионов рублей), не смогла (или не рискнула) принять участие в конкурсе на право строить этот социальный объект.

Отдельно стоит отметить высокую социальную ответственность, которую демонстрирует «Монолит» на протяжении всей своей истории. Причем, компания социально ответственна не только перед своими сотрудниками. «Монолит» участвует в реализации ряда социально значимых проектов в области развития спорта, а также по иным направлениям.

Поздравляя коллектив прославленного предприятия с юбилеем, губернатор Алексей Островский особо подчеркнул, что успех «Монолита» — во многом заслуга его основателя Александра Петровича Степанова:

«Абсолютно справедливо, что в свое время решением городских властей основателю компании Александру Петровичу Степанову было присвоено высокое звание «Почетный гражданин города Смоленска». Тот факт, с какой любовью и уважением он всегда относился к каждому сотруднику — лишнее подтверждение, насколько это был талантливый руководитель, Человек с большой буквы. Благодаря мудрому руководству в лице Александра Петровича, а ныне — Максима Александровича Степанова, компания имеет хорошие перспективы дальнейшего устойчивого развития, и все вы, как следствие, гарантию стабильной работы в будущем».

Безусловно, то, что предприятие живет и успешно развивается, во многом объясняется преемственностью и человеческим фактором.

«У нас есть по–настоящему крепкий фундамент. Фундамент, который не разрушить. И он не только в цехах и механизмах. Он в наших сердцах и душах. «Монолит» в нашем сознании уже давно перестал быть техническим термином, он исключительно философский! Я благодарен всем своим сподвижникам за труд, за веру в наши силы, за преданность и верность, за умение терпеть и понимать», — говорит генеральный директор компании Максим Степанов.

stepanov-monolit.jpg

Источник: https://smolensk-i.ru/business/maksim-stepanov-sootvetstvovat-cheloveku-takogo-masshtaba-kakim-byil-...

Остались вопросы? Звоните нам
Приходите в отдел продаж

Понедельник - Пятница: 8.30 - 18.30;
Суббота: 9.00 - 16.00;
Воскресенье: выходной